Январский день сорок второго года

Мне скажут – Армия…
Я вспомню день – зимой,
Январский день сорок второго года.
Моя подруга шла с детьми домой –
Они несли с реки в бутылках воду.
Их путь был страшен, хоть и недалек.
И подошел к ним человек в шинели,
Взглянул – и вынул хлебный свой паек,
Трехсотграммовый, весь обледенелый

1 января 2016|Берггольц Ольга Фёдоровна

Новый год в блокадном Ленинграде

Дорогие товарищи, послезавтра мы будем встречать Новый, 1943 год… В городе, обстреливаемом и бомбардируемом, во вражеском окружении мы научились любить и ценить каждую минуту жизни, каждую ее, даже самую простую, радость. О, как ценили мы, что значит домашнее гнездо, что значит уют и тепло, как мы стремимся к нему…

30 декабря 2010|Берггольц Ольга Фёдоровна

Я никогда героем не была

Я никогда героем не была.
Не жаждала ни славы, ни награды.
Дыша одним дыханьем с Ленинградом,
я не геройствовала, а жила.

16 мая 2010|Берггольц Ольга Фёдоровна

Страницы дневника

Мы жили тогда напряженной, почти неистовой жизнью. Кто мог поручиться, что будет с ним завтра, что будет со всем городом? Быть может завтра, быть может, через час придется драться с врагом на этих самых улицах, возле этого плаката – «Враг у ворот; быть может, придется пасть под ним. И мы жили только этим. Никто не думал о своем завтрашнем дне, никто не заглядывал в будущее.

18 января 2010|Берггольц Ольга Фёдоровна