Блокадный Ленинград

Блокадный Ленинград

Мне нужно немного — жить так, как мы жили в мир­ное время

Я боюсь зимы, новой страшной зимы в осажденном городе, боюсь потерять человеческий облик, но я помню и люблю Ленинград мирного времени, залитый огнями, с магазинами, заполненными всем, что душа пожелает. Придешь из школы — откроешь буфет, возьмешь булки и сахару и забираешь­ся с ногами на диван - читать.

11 июня 2008| Базанова Валентина

"Естественная среда" обитания

Страха не ощущал во все время войны. Для детей война, вероятно, была как бы "естественной средой" обитания, т.к. другой жизни мы не знали (вернее, смутно помнили отдельные отрывки мирной жизни) и понять еще не могли, что вокруг нас свершается что-то непостижимо чудовищное, страшное. Гуляя на прогулках с ребятами из детского сада, мы смотрели, как в...

2 мая 2008| Малецкий Станислав Игнатьевич

Три месяца ничего не писала

8 апреля, 1942. Сегодня тепло, на улице тает. Это хорошо, только на ноги нам одеть нече­го — боты дырявые. Вчера в столовой взяла обед на два дня. Суп был гороховый, жидкий, вырезали за него 240 грамм, а есть нечего. Та­кая борьба за существование ужасна. Ничего не выдают по карточкам.

9 апреля 2008| Базанова Валентина

Вернемся ли в Ленинград?

Когда спустились на лед, признаюсь, было страшно. Местами поверх льда столько воды, что не видно колес. Кажется, что грузовик плывет по озеру. Но водители не обращают на это внимания. Мы вздохнули спокойно лишь тогда, когда почувствовали под ногами твердую землю.

2 апреля 2008| Суворов Н.М.

Ленинград продолжает эвакуацию

Приказано срочно подготовить АГВ для отправки в распоряжение Волховского фронта. На той стороне Ладожского озера будет организован пропускник для санитарной обработки людей, направляющихся в Ленинград - чтобы не занесли какой-нибудь эпидемии, прежде всего эпидемии сыпного тифа. С АГВ ехать мне и семерым бойцам, обслуживающим установку. На сборы...

10 марта 2008| Суворов Н.М.

Выпускники 1942 года. 236 школа.

Директор Вишневский постоянно нам твердил, что суп дают для того, чтобы мы могли учиться, приходить в школу надо, чтобы учиться, а не только ради супа. Но запомнился больше всего суп. Сначала с отдельными крупинками перловки и «капнутым» маслом. Потом «хряпа» из заквашенных наружных листьев капусты. Когда я ходила по квартирам, собирая детей для...

25 февраля 2008| Аскназий А.А.

Горе, рожденное войной

Быть может, только здесь каждый из нас осознал, прочувствовал меру и масштаб трагедии, разыгравшейся по вине фашистов. Трупы везут каждый день. Я как-то попробовал посчитать, быстро дошел до шестисот, сбился и бросил... Везут в одиночку, на саночках... Одна картина горестнее другой.

8 февраля 2008| Суворов Н.М.

Правда о войне

Он с трудом передвигал ноги, огромные глаза на иссохшем старческом лице с ужасом вглядывались в окружающий мир. Ноги его заплетались. Тамара вытащила большой, двойной, кусок сахара и протянула ему. Он сначала не понял и весь сжался, а потом вдруг рывком схватил этот сахар, прижал к груди и замер от страха, что все случившееся или сон, или неправда...

25 января 2008| Кудрин Иван, нейрохирург

Блокада Ленинграда

Я оперировал с молодым, только что окончившим институт врачом Т. С. Беловой три раза в неделю, по пять-шесть операций в операционный день. Состояние мое ухудшилось, у меня начались поносы и, что хуже всего, частые голодные обмороки.

25 января 2008| Кудрин Иван, нейрохирург

Война — горе

У нас был большой, дружный двор. Мы играли в лапту, штандры, казаки-разбойники, и еще были во дворе качели «гигантские шаги». Да, было все, но ворвалась в нашу страну война, и ничего от этого не осталось, кроме горя...

21 января 2008| Воронина Раиса Макаровна

Спастись от голода!

Декабрь. Не стало электрического освещения. В школьных классах, превращенных в казарменные помещения, тускло мерцают самодельные коптилки. Заглохла кочегарка: нечем топить, нет ни дров, ни угля. У кого были в квартирах чугунные печки, разобрали. Принесли в команду. А ведь и эти печи топить надо.

19 декабря 2007| Суворов Н.М.

Пять месяцев войны

2 ноября, 1941 год. Я хотела поступить в школу, находящуюся поблизости от дома. Но все раз­делено на микрорайоны, в нашем нет англий­ского, а в другие школы не принимают. При­шлось поступить в мамину школу, на улице Плеханова. Если идти нормальным шагом, то надо полчаса тратить на ходьбу.

2 ноября 2007| Базанова Валентина

Испытание голодом

Меня снабдили пайком и отпустили домой, благо я жил неподалеку, в Демидовом переулке. Тут и настигли меня самые тяжелые, самые голодные дни ленинградской блокады. На лице появилась опухлость, во всем теле небыва­лая вялость. Я еле передвигался, больше лежал в кровати. Чтобы обмануть голод, старался больше спать, вернее, коротать время в полузабытье, дремать под двумя одеялами...

15 октября 2007| Пушкин Николай

Безумно тоскливо!

5 октября 1941 год. Вчера и позавчера — вот уже две ночи, как мы не спим. Позавчера было четыре ночных налета. Первый начался в во­семь вечера и закончился в одиннадцать, пос­ледний кончился около четырех утра. Вчера в восемь вечера опять завыла сире­на. Мама побежала вниз, я и тетя Лена пили чай. Где-то упали три бомбы, и все стихло.

5 октября 2007| Базанова Валентина

Молитва спасла нас

Дома у нас была бабушкина икона (она и в настоящее время у меня), моя мама всю войну и после молилась, благодарила Бога, что мы остались живы. У нас горела лампадка, мама стояла перед нею на коленях, а когда немцы сильно бомбили, она выбегала во двор и кланялась, кланялась: Господи, помилуй, Господи, помилуй!»...

10 сентября 2007| Цюбенко (Дмитриева) Ольга Алексеевна

Девять тревог

Вчера было девять тревог. В последнюю, около полуночи, опять сбрасывали зажигательные и фугасные бомбы. Говорят, бомба попала в Мариинский театр! Очень трудно стоять в очередях — через каждые полчаса тревоги, а потом — новая очередь. Вообще тревоги выматывают сильно. По хлебным карточкам с сегодняшнего дня дается только хлеб, булка же — больным и детям. Немцы, говорят, под... Черной речкой!

5 сентября 2007| Базанова Валентина

Страдали меньшие братья

В городе не было ни собак ни кошек, зато было очень много крыс, которые совершенно не боя­лись обессиленных людей. Вместе с людьми стра­дали и звери. Ленинградский зоопарк находился от нашего дома за четыре трамвайные остановки. Помню, как долго плакала, слыша громкие, трубные крики и стоны раненого слона, страдаю­щего от жестокой боли.

13 августа 2007| Савенко (Федосеева) Александра Васильевна

О войне узнали в пригороде Ораниенбаума

В первый день войны мы отдыхали в пригороде Ораниенбаума. Прервав отдых, вернулись домой. Сводки с передовых мы слушали по радио, была такая черная с виду тарелка, а страх войны я почувствовала 8 сентября, когда немцы подожгли Бадаевские склады. Казалось, что вот-вот загорится небо. После пожара начались ежедневные бомбежки.

29 июня 2007| Субикина (Бубнова) Евгения Алексеевна

В кольце блокады

Однажды, когда Глафира Лазаревна проходила мимо деревянного тогда Тучкова моста, ей почудился запах хлеба. Она подняла голову и увидела красноармейца, который сидел в санях и жадно ел хлеб. Сани потихоньку тянула лошадь, а солдат ел мякиш от буханки хлеба! Корку солдат бросил в снег, так как, скорее всего, быстро глотать корку не мог – и оставить «на потом» нельзя, ведь если бы его поймали...

16 мая 2007| Нечаева Зинаида Алексеевна

Детдом Колтуши

Мы остались вдвоем с сестрой. Горе было огромное, а нам не плака­лось, потому что кругом смерть и кругом осиро­тевшие дети. Почти два месяца мы прожили одни. Потом приехала учительница школы и говорит: «Поедемте, девочки, в детдом. Собирайтесь». Взяла еще троих детей и привезла она нас в Колтуши, в помещение школы. Там уже было много детей, маленьких, они лежали на полу на каких-то узлах....

30 апреля 2007| Буденная Валентина Степановна
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10