20 апреля 2020| архивные материалы подготовила Сак Ксения

Кишинев во время оккупации: истребление евреев

16 июля 1941 г. нацистские немецко-румынские войска сломили 25-дневную оборону города и оккупировали Кишинев. Вместе с остальными захваченными территориями Молдавской ССР он вошел в состав Великой Румынии. Оккупация продолжалась 3 года – до 22 августа 1944 г. За это время население города сократилось в 10 раз – с 300 тыс. человек до 30 тыс. Первыми истреблению подверглись евреи, которых расстреливали на улицах и в домах без суда и следствия. В Кишиневе было создано еврейское гетто, рассчитанное на более 10 тыс. узников. Свидетели зверств нацистов оставили нам рассказ о тяжелейших испытаниях, которые им пришлось пережить. В публикации представлены протоколы допросов, собранные членами Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков (ЧГК) вскоре после освобождения города.

 

Протокол допроса

1944 года, ноября 24 дня. г. Кишинев.

Уполномоченный Кишиневской Городской комиссии содействия по установлению и расследованию злодеяний, учиненных немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками – Липкина допросила свидетеля:

Маркова Валентина Ивановна, 1911 г. рождения, б/партийная, русская, уроженка г. Кишинева, образование 6 классов, не судимая, проживает гор. Кишинев, Подольская 112.

Предупрежденный об ответственности за дачу ложных показаний по ст. 89 УК УССР, свидетель показал:

/подпись/

Числа 19-20 июля 1941 года немецкие войска вошли в г. Кишинев и стали учинять зверские расправы с мирными жителями города, особенно искали евреев, брали их без всякого допроса и суда, уводили на отдельные улицы и места, собирали целыми группами, потом гнали на расстрел. При женщинах били дети, крик которых был слышен. Но немцы на это не обращали внимания. Я лично видела, какой ужас 19-20 июля 1941 года по улице Садовой д. №119 – немцы собрали группу советских граждан и большинство евреев – до 400 человек.

Привели их в сад быв. Сельскохозяйственного института, часть этих людей отвели в одну сторону, а другую часть отвели в другую сторону. Я выходила в это время из погреба по вызову управдома, которому было дано задание немецкими войсками вывести всех людей, находящихся в погребе, прятавшихся от бомбардировки. Всех закрыли в доме №19, я запоздала по болезни ног, когда вылезла из погреба, осталась у двери этого же погреба. Немецким солдатам было не до меня, и я осталась для них незаметной. Они установили пулеметы, построили в ряд людей, и далеко был слышен душераздирающий крик взрослых и детей. Я видела детей в возрасте от 6 до 10 лет и детей на руках у матерей. Группу первую приготовили к расстрелу, один их заключенных держал на руках девочку трех-четырех лет и просил солдата пощадить жизнь ребенка, но немецкий солдат, угрожая автоматом, отогнал его. Был дан приказ, раздался сильный залп, и первая группа советских граждан была расстреляна на моих глазах.

Меня от этого залпа и сотрясения отбросило в сторону. Затем отдельными выстрелами добивали людей этой группы, которые были еще живые. Через несколько минут последовал второй залп, и остальная группа людей была расстреляна. До расстрела по приказу немецко-фашистских захватчиков обреченные сами рыли себе ямы. Я видела, как немецко-фашистские захватчики навалом сбрасывали в ямы расстрелянных и закапывали полуживыми.

Записано с моих слов верно, мне прочитано /подпись/

Уполномоченная Кишиневской городской Комиссии содействия /подпись/ Липкина

ГА РФ. Ф. Р-7021. Оп. 96. Д. 102. Л. 67.

Румыны ведут евреев-партизанов и членов их семей на место сбора

Румыны ведут евреев-партизанов и членов их семей на место сбора

Протокол допроса

1944 года ноября 28-го дня.

г. Кишинев.

Я, уполномоченный Кишиневской Городской комиссии содействия по установлению и расследованию злодеяний, учиненных немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками, Липкина допросил свидетеля:

Берман Этти Абрамовна, 1897 года рождения, уроженка Румынии г. Пергусулица Баташанского уезда, еврейка, не судимая, образование высшее, работает врачом 3-й поликлиники, проживает: гор. Кишинев, улица Армянская, дом № 27.

Предупрежденный об ответственности за дачу ложных показаний по ст. 89 УК УССР свидетель показал: /подпись/

С первого дня прихода немецко-румынских захватчиков в г. Кишинев, последние начинают творить всевозможные бесчинства и злодеяния над мирными жителями указанного города. Немецко-румынские солдаты ходят из дома в дом, грабя и убивая безнаказанно ни в чем не повинных жителей. Забирая мужчин евреев и отправляя в гестапо, где их избивают и подчас даже расстреливают. Также был уведен в гестапо и мой муж и там избит, а мой сослуживец доктор Бельман вместе с женой и ребенком был расстрелян. Ежедневно растет число женщин и детей, которые, потеряв рассудок, бегали в поисках своих сыновей и мужей, уведенных в гестапо. Первое время немецко-румынские захватчики расстреливали только мужчин, позже стали расстреливать женщин и даже детей. Румынские власти потом, через небольшой промежуток времени, начинают прогонять в гетто. Людям при этом разрешается брать с собой только то, что они могут нести в руках. Немецко-румынские солдаты, конвоирующие евреев, вырывают из рук вещи, бьют и убивают тех, кто не отдает.

На небольшом участке, начиная с Кожухарской и по Павловской вниз до Азиатской, собранные все евреи в так называемый лагерь гетто. Сотни людей, не имея квартир, стоят с вещами на улице, от голода дети плачут, голодные матери плачут, как и дети, от того, что не имеют, чем покормить своих детей. Ежедневно приходят румынские солдаты и в поисках людей на работы издеваются, насилуют женщин и девушек. Испуганные люди прячутся, так как в большинстве случаев тех, кого забирали на работу, больше в лагерь не возвращались, их немецко-румынские варвары расстреливали. Со слов Шафира мне известно, что немецко-румынскими властями из числа содержащихся в лагере гетто было взято для отправки на работу 410 человек девушек и юношей. Все евреи, заключенные в лагерь-гетто немецко-румынскими властями, обязывались носить отличительный знак. Причем один день должны были носить этот знак спереди, другой сзади, все эти изменения делались для того, чтобы иметь предлог избивать евреев за незнание распоряжений. Чтобы больше и чаще бить евреев, румынские солдаты срывали значки, говоря, что ношение их отменено, и били носивших значки и наоборот, тех, кто срывал значки, били за то, что их не носят.

По случаю сильнейшей эпидемии тифозной горячки, среди евреев санитарное управление разрешило открыть госпиталь. Но едва последний открылся, как все имущество этого госпиталя: кровати, простыни, одеяла, было взято для немецко-румынской армии. Работая в указанном госпитале, я видела сотни изнасилованных и заболевших женщин и девушек.

Вскоре после первого массового расстрела евреев, из гетто снова забирают 500 человек мужчин и отправляют на работы в Гидыгич, откуда через небольшой промежуток времени – 200 человек возвращаются по болезни обратно в лагерь, а остальные 300 человек немецко-румынскими захватчиками были там же расстреляны.

Произвол, творимый немецко-румынскими властями над заключенными в лагере гетто, с каждым днем все растет и растет. Ежедневные насилия, избиения, расстрелы, ежедневно десятки мертвых, ежедневно слышишь о новых и новых зверствах. Лично я собственными глазами видела, как один немец разорвал маленького ребенка надвое. В октябре 1941 года нам сообщили, что есть приказ полковника Димитреску, военного коменданта города Кишинева, об эвакуации всех евреев, содержащихся в лагере-гетто, в город Балту. Вскоре начинается самая дикая, самая бесчеловечная эвакуация, которая когда-либо могла быть. Солдаты с нагайками ходили по домам, погружая на повозки, кого только встречали или находили на пути, в результате чего дети были отправлены без матерей, жены без мужей. Схваченных и высланных в первый этап, оставляют в Оргееве, производят строгий обыск, всем женщинам производится гинекологическое исследование, не имеют ли они спрятанного золота и бриллиантов.

Комендантом гетто назначается румынский капитан Параскивеску и начинается бесстыдная эксплуатация и беззастенчивое взятничество. Чтобы получить деньги, полковник Димитреску эвакуирует эшелоны евреев только в дождливые дни. Отправляя женщин через двадцать четыре часа после родов, отправляя больных с температурой 40 градусов, больных с переломами костей, хотя есть приказ, чтобы больных оставляли в госпитале гетто. Председатель еврейской общины Ландау, вместе с членами общины, стараются добиться через полковника Димитреску, капитана Параскевеску хоть немного человечности в этой эвакуации. Последние обещают и ничего не делают, и безобразия и зверства продолжаются. Доходят вести с первых отправленных эшелонов, что в Оргееве у эвакуированных отбирают все, оставляя только по 100 лей на человека, что 1200 человек отправленных самыми первыми эшелонами, по дороге на Днестр расстреляны. Эвакуация продолжалась, ежедневно в госпитале раздавались крики фашистских палачей: «Выносите больных с постелей. Все в Балту».

Молодая еврейка Таня Кипервасер, возвратившись из-за Днестра, куда она была эвакуирована вместе с другими евреями, рассказывала, что когда она возвращалась в г. Кишинев, то сама лично видела, что все дороги за Днестром усеяны трупами евреев, на дорогах видны руки, ноги, мозги, внутренности, из-за которых грызутся собаки.

Женщины из Кишинёвского гетто

Женщины из Кишинёвского гетто

Из непосредственных виновников всех издевательств и зверств над мирными жителями г. Кишинева со стороны немецко-румынских захватчиков могу назвать только двоих: румынский полковник Димитреску – комендант г. Кишинева, и румынский капитан Параскивеску – комендант еврейского лагеря гетто. Других из этой плеяды назвать не могу, так как они для меня не известны.

Записано с моих слов, мне прочитано, все правильно, что и подтверждаю.

Уполномоченный Кишиневской Городской комиссии Содействия Липкина /подпись/

ГА РФ. Ф. Р-7021. Оп. 96. Д. 102. Л. 50-50 об.

 

Источник: ГА РФ.

Материал подготовила: кандидат исторических наук,
ведущий специалист ГА РФ
Ксения Васильевна Сак

Комментарии (авторизуйтесь или представьтесь)