17 января 2014| архивные материалы

«Душегубки»

Больные туберкулезом поляки должны были быть истреблены

Рейхсфюрер!

Одобренное Вами совместно с начальником Главного импер­ского управления безопасности обергруппенфюрером СС Гейдрихом мероприятие по «особому обращению» приблизительно с 100 000 евреев на территории моей области может быть закон­чено в ближайшие 2—3 месяца. Я прошу Вашего разрешения после окончания мероприятия с евреями освободить область при помощи имеющейся и сработавшейся зондеркоманды от опасности, которая с каждой неделей принимает все более катастрофические формы.

В области находятся около 230 000 обнаруженных до настоя­щего времени туберкулезных больных польского происхождения. Из них число страдающих туберкулезом в открытой форме по­ляков составляет около 35 000. Этот факт привел в устрашаю­щих размерах к тому, что немцы, прибывшие в область Варты вполне здоровыми, заражаются туберкулезом. Особенно велика опасность заражения немецких детей. Целый ряд известных ру­ководящих лиц, в частности также и из полиции, был заражен в последнее время и вследствие необходимости лечения утратил годность к военной службе. Растущую опасность обнаружили и оценили также заместитель рейхсфюрера здравоохранения партейгеноссе проф. Броме, а также начальник рентгенологиче­ского отряда штандартенфюрер СС проф. Хольфельдер.

Если в старых границах империи нельзя принять соответст­вующие драконовские меры против этой «народной чумы», то я могу взять на себя ответственность предложить Вам искоре­нить здесь, в области Варты, случаи открытого туберкулеза среди польского населения. Разумеется, такой мере должны подвергаться только те поляки, у которых официальной вра­чебной комиссией будет установлен и зафиксирован не только открытый туберкулез, но и его неизлечимость.

Учитывая неотложность этого мероприятия, я прошу, возможно, скорейшего Вашего принципиального согласия, с тем, чтобы теперь, во время проходящей акции против евреев, могла быть уже проведена необходимая подготовка к последующему началу акции против пораженных открытым туберкулезом по­ляков со всеми мерами предосторожности.

Хайль Гитлер! Грейзер

Письмо «рейхсштатгальтера» Грейзера Гиммлеру
1 мая 1942 г.

 

«Душегубки» как средство массового уничтожения

Полевая почта 32/704 В, № 40/42

Киев, 16 мая 1942 г.

Секретный документ государственной важности!

Оберштурмбанфюреру СС Рауфу Берлин, Принц-Альбрехтштрассе, 8

Переборка моторов автомашин в группах D и С закончена. В то время как машины первой серии могут использоваться при не слишком плохой погоде, машины второй серии («Заурер») в дождливую погоду совершенно застревают.

Если, например, в течение всего лишь получаса шел дождь, то на машине невозможно ехать, так как она буксует. Ею можно пользоваться только в совершенно сухую погоду. В этом случае возникает вопрос, можно ли использовать стоящую без движе­ния машину прямо на месте казни. Во-первых, машину к этому месту нужно доставить, что возможно лишь в хорошую погоду. В то же время место казни находится, по крайней мере, в 10—15 километрах в стороне от проезжих дорог и труднодоступно из-за своего расположения, а при дождливой погоде является со­вершенно недоступным. Когда лиц, подлежащих казни, подво­дят или подвозят к этому месту, они сразу замечают, что должно случиться, и становятся неспокойными, чего по возможности следует избегать. Остается только один путь — грузить их в ма­шину на сборном пункте и затем вывозить.

Я приказал замаскировать машины группы D под машины для жилья, для чего на маленьких машинах велел сделать по одному оконцу с каждой стороны, а на больших машинах — по два оконца, подобных тем, которые мы часто видим на кресть­янских домах в деревне. Эти машины настолько приобрели из­вестность, что их не только официальные лица, но и граждан­ское население называли «душегубками», лишь только появи­лась одна из таких машин. По моему мнению, эти машины невозможно замаскировать и держать в секрете сколько-нибудь длительное время.

У машины «Заурер», которую я перегонял из Симферополя в Таганрог, в дороге испортилось тормозное устройство. В ремонтной  мастерской зондеркоманды  в Мариуполе установили, что произошла в нескольких местах поломка манжетки комбинированного масляно-пневматического тормоза. Уговорами подкупом в армейском автопарке удалось добиться того, чтобы была сделана форма, по которой отлили две манжетки.  Когда несколько дней спустя я побывал в Сталино и Горловке, то; водители автомашин жаловались на такие же повреждения. Переговорив с командирами этих команд, я еще раз отправился в Мариуполь, чтобы заказать еще партию манжеток для этих автомашин. Согласно договоренности, для каждой из этих ма­шин будет сделано по две манжетки, шесть штук манжеток в качестве резерва группы остаются в Мариуполе и 6 манжеток будут отосланы унтерштурмфюреру СС Эрнсту в Киев для группы С. Манжетки для автомашин групп В и А можно было бы выслать из Берлина, так как доставка из Мариуполя на се­вер слишком затруднительна, и заняла бы много времени. Уст­ранение мелких повреждений автомашин производится ремонт­никами команд или групп в мастерской.

Из-за пересеченной местности и таких шоссейных и грунтовых дорог, состояние ко­торых едва ли можно описать, со временем ослабевают уплот­няющие прокладки и расходятся заклепки. Меня спрашивали, следует ли в таких случаях отправлять машины для ремонта в Берлин. Отправка в Берлин обошлась бы слишком дорого и потребовала бы очень много горючего. Чтобы избежать этих расходов, я отдал распоряжение самим исправлять небольшие повреждения и только в случае, если дальнейший ремонт своими силами невозможен, немедленно сообщать в Берлин по радио о том, что полицейская машина №… выбыла из строя.

Кроме того, я приказал во время отравления газом держать обслу­живающий персонал подальше от машины, чтобы их здоровью не повредили пробивающиеся газы. При этом я хотел бы обра­тить внимание на следующее: различные команды заставляют своих людей разгружать машины после отравления газами. Я обращал внимание командиров соответствующих зондеркоманд на то, какой огромный моральный и физический вред эта ра­бота может нанести людям, если не сейчас, то позже. Люди жа­ловались мне на головные боли, наступавшие после каждой разгрузки машины. Тем не менее, не хотят отступать от этого порядка, так как боятся, что заключенные, привлекаемые к этой работе, могут использовать благоприятный момент для побега. Чтобы оградить людей от этого вреда, я просил бы издать со­ответствующие указания.

Отравление газами зачастую происходит неправильно. Чтобы как можно скорее закончить процедуру, водители всегда дают полный газ. Вследствие этого казнимые умирают от удушья, а не засыпают, как это было предусмотрено.

body1

Мои указания при­вели к тому, что теперь при правильной установке рычага смерть наступает быстрее и притом заключенные мирно засы­пают. Искаженные лица и испражнения, которые наблюдались раньше, более не замечались.

В течение сегодняшнего дня я перееду в группу В, куда можно присылать мне дальнейшие сообщения.

Д-р Беккер,
унтерштурмфюрер СС

 

Источник: Сб. СС в действии. Документы о преступлениях СС. Из-во Прогресс, Москва, 1969 г. с.521-523.

Комментарии (авторизуйтесь или представьтесь)