А.М. Осипова

Однажды отец пришел домой с телогрейкой и сапогами – его назначили в партизанский отряд. А семью, маму и четверых детей, ночью в конце сентября 1941 г. отправили в деревню Шахлово, где жили наши родственники. Там тоже было тревожно – недалеко проходила линия фронта. В каждой избе размещались по 18-20 бойцов. Спали на полу. Однажды ночью произошел трагический случай: вскочивший по тревоге солдат спросонья выстрелил прямо в избе и убил мою тетю Полю, спавшую на кровати с 9-месячным ребенком. Она только и произнесла: «Ребята, что же вы делаете?»

Фотоархив

А.М. Осипова

Однажды отец пришел домой с телогрейкой и сапогами – его назначили в партизанский отряд. А семью, маму и четверых детей, ночью в конце сентября 1941 г. отправили в деревню Шахлово, где жили наши родственники. Там тоже было тревожно – недалеко проходила линия фронта. В каждой избе размещались по 18-20 бойцов. Спали на полу. Однажды ночью произошел трагический случай: вскочивший по тревоге солдат спросонья выстрелил прямо в избе и убил мою тетю Полю, спавшую на кровати с 9-месячным ребенком. Она только и произнесла: «Ребята, что же вы делаете?»

А.М. Осипова

Однажды отец пришел домой с телогрейкой и сапогами – его назначили в партизанский отряд. А семью, маму и четверых детей, ночью в конце сентября 1941 г. отправили в деревню Шахлово, где жили наши родственники. Там тоже было тревожно – недалеко проходила линия фронта. В каждой избе размещались по 18-20 бойцов. Спали на полу. Однажды ночью произошел трагический случай: вскочивший по тревоге солдат спросонья выстрелил прямо в избе и убил мою тетю Полю, спавшую на кровати с 9-месячным ребенком. Она только и произнесла: «Ребята, что же вы делаете?»

С.А. Стариков

11 марта 1943 года мне перебили левую стопу, потери были большие, эвакуировать в светлое время было трудно, невозможно было формировать санитарные эшелоны. В пути нас начали бомбить, под Бологое погибли несколько десятков раненых. Медицинские работники поезда рисковали собой, чтобы спасти раненых, невзирая на смертельную опасность.

С.А. Стариков

11 марта 1943 года мне перебили левую стопу, потери были большие, эвакуировать в светлое время было трудно, невозможно было формировать санитарные эшелоны. В пути нас начали бомбить, под Бологое погибли несколько десятков раненых. Медицинские работники поезда рисковали собой, чтобы спасти раненых, невзирая на смертельную опасность.

С.А. Стариков

11 марта 1943 года мне перебили левую стопу, потери были большие, эвакуировать в светлое время было трудно, невозможно было формировать санитарные эшелоны. В пути нас начали бомбить, под Бологое погибли несколько десятков раненых. Медицинские работники поезда рисковали собой, чтобы спасти раненых, невзирая на смертельную опасность.

Только просчитав все за и против, американское руководство приняло решение об оказании помощи СССР. Через неделю после начала боевых действий на восточном фронте при госдепартаменте США был создан специальный комитет из представителей различных служб, подготовивший небольшой список товаров, в том числе и военных, для экспорта в СССР. Советская сторона получила возможность закупать материалы за наличный расчет.

Только просчитав все за и против, американское руководство приняло решение об оказании помощи СССР. Через неделю после начала боевых действий на восточном фронте при госдепартаменте США был создан специальный комитет из представителей различных служб, подготовивший небольшой список товаров, в том числе и военных, для экспорта в СССР. Советская сторона получила возможность закупать материалы за наличный расчет.

Только просчитав все за и против, американское руководство приняло решение об оказании помощи СССР. Через неделю после начала боевых действий на восточном фронте при госдепартаменте США был создан специальный комитет из представителей различных служб, подготовивший небольшой список товаров, в том числе и военных, для экспорта в СССР. Советская сторона получила возможность закупать материалы за наличный расчет.

Один красноармеец, уцелевший в этих боях, говорит, что все равно домой не вернуться – убьют, так хоть доброй водицы напоследок попить. Берет котелок и идет к колодцу. Немцы бьют из пулемета разрывными пулями, которые в плетне рвутся, не причиняя бойцу вреда. Он набирает воды, наполняет котелок и возвращается под сопровождение дымков в плетне от разорвавшихся пуль, цел и невредим. Если бы в пулемете разрывные пули чередовались с обычными неразрывными, этот человек был бы убит.

Один красноармеец, уцелевший в этих боях, говорит, что все равно домой не вернуться – убьют, так хоть доброй водицы напоследок попить. Берет котелок и идет к колодцу. Немцы бьют из пулемета разрывными пулями, которые в плетне рвутся, не причиняя бойцу вреда. Он набирает воды, наполняет котелок и возвращается под сопровождение дымков в плетне от разорвавшихся пуль, цел и невредим. Если бы в пулемете разрывные пули чередовались с обычными неразрывными, этот человек был бы убит.

Один красноармеец, уцелевший в этих боях, говорит, что все равно домой не вернуться – убьют, так хоть доброй водицы напоследок попить. Берет котелок и идет к колодцу. Немцы бьют из пулемета разрывными пулями, которые в плетне рвутся, не причиняя бойцу вреда. Он набирает воды, наполняет котелок и возвращается под сопровождение дымков в плетне от разорвавшихся пуль, цел и невредим. Если бы в пулемете разрывные пули чередовались с обычными неразрывными, этот человек был бы убит.

Н. Троян

Правда – сила самоочистительная, ложь – разрушительная. Вот и выбирайте, ради чего надо жить. Сотворить беду — ума не надо, предотвратить — нужны потуги. Без потуг и родов не бывает. Героизм, мужество — это тоже правда. Как их надо понимать? Думается, они содержат два начала: материальное и идеальное. Материальное – героический подвиг, мужественный поступок; идеальное — духовные механизмы, подвигнувшие человека на героизм. Какое из них главное – судить не берусь. По-моему, они одно целое, без них мужество и героизм — пустой звук! Без самопожертвования и благородства тоже…

Н. Троян

Правда – сила самоочистительная, ложь – разрушительная. Вот и выбирайте, ради чего надо жить. Сотворить беду — ума не надо, предотвратить — нужны потуги. Без потуг и родов не бывает. Героизм, мужество — это тоже правда. Как их надо понимать? Думается, они содержат два начала: материальное и идеальное. Материальное – героический подвиг, мужественный поступок; идеальное — духовные механизмы, подвигнувшие человека на героизм. Какое из них главное – судить не берусь. По-моему, они одно целое, без них мужество и героизм — пустой звук! Без самопожертвования и благородства тоже…

Н. Троян

Правда – сила самоочистительная, ложь – разрушительная. Вот и выбирайте, ради чего надо жить. Сотворить беду — ума не надо, предотвратить — нужны потуги. Без потуг и родов не бывает. Героизм, мужество — это тоже правда. Как их надо понимать? Думается, они содержат два начала: материальное и идеальное. Материальное – героический подвиг, мужественный поступок; идеальное — духовные механизмы, подвигнувшие человека на героизм. Какое из них главное – судить не берусь. По-моему, они одно целое, без них мужество и героизм — пустой звук! Без самопожертвования и благородства тоже…

Н. Троян

Правда – сила самоочистительная, ложь – разрушительная. Вот и выбирайте, ради чего надо жить. Сотворить беду — ума не надо, предотвратить — нужны потуги. Без потуг и родов не бывает. Героизм, мужество — это тоже правда. Как их надо понимать? Думается, они содержат два начала: материальное и идеальное. Материальное – героический подвиг, мужественный поступок; идеальное — духовные механизмы, подвигнувшие человека на героизм. Какое из них главное – судить не берусь. По-моему, они одно целое, без них мужество и героизм — пустой звук! Без самопожертвования и благородства тоже…

И.И. Соломахин

К лету 1943 года мы оставались крепкой и полностью обстрелянной частью. В ней соблюдались все уставные требования, дисциплина была достаточно высокой. Но без «командирского окрика». В минуты трудные, а их было немало, я говорил так: «Ребята, понимаю, что вы устали. И я тоже устал. И дело вроде предстоит невозможное. Но я вас прошу. Очень прошу. Постарайтесь сделать то, что за рамками возможного». Мы были не просто коллективом, а, если хотите, фронтовой семьей.

8 июня 2011
|

И.И. Соломахин

К лету 1943 года мы оставались крепкой и полностью обстрелянной частью. В ней соблюдались все уставные требования, дисциплина была достаточно высокой. Но без «командирского окрика». В минуты трудные, а их было немало, я говорил так: «Ребята, понимаю, что вы устали. И я тоже устал. И дело вроде предстоит невозможное. Но я вас прошу. Очень прошу. Постарайтесь сделать то, что за рамками возможного». Мы были не просто коллективом, а, если хотите, фронтовой семьей.

8 июня 2011
|

И.И. Соломахин

К лету 1943 года мы оставались крепкой и полностью обстрелянной частью. В ней соблюдались все уставные требования, дисциплина была достаточно высокой. Но без «командирского окрика». В минуты трудные, а их было немало, я говорил так: «Ребята, понимаю, что вы устали. И я тоже устал. И дело вроде предстоит невозможное. Но я вас прошу. Очень прошу. Постарайтесь сделать то, что за рамками возможного». Мы были не просто коллективом, а, если хотите, фронтовой семьей.

8 июня 2011
|

И.И. Соломахин

К лету 1943 года мы оставались крепкой и полностью обстрелянной частью. В ней соблюдались все уставные требования, дисциплина была достаточно высокой. Но без «командирского окрика». В минуты трудные, а их было немало, я говорил так: «Ребята, понимаю, что вы устали. И я тоже устал. И дело вроде предстоит невозможное. Но я вас прошу. Очень прошу. Постарайтесь сделать то, что за рамками возможного». Мы были не просто коллективом, а, если хотите, фронтовой семьей.

8 июня 2011
|


Log in