Японский плен: лагерь военнопленных в Сурабайе

1 июля в лагерь прибыли другие японские охранники, отличавшиеся от прежних. Эти были старше; некоторые были, по-видимому, инвалидами. Позже майор Дормсдорф узнал, что некоторые из них служили в Китае и физически были уже не годны для службы в условиях боевых действий. Их отношение к пленным было более враждебным. Они были настроены мстительно, и, казалось, испытывали удовольствие, изматывая нас. Вначале они мучили нас в темное время суток. Но вскоре обнаглели и стали терзать нас и при свете дня.

17 октября 2012|Слоун Уильям Рубен перевод с англ. Шеляховская Мария Александровна

Собственная совесть — высший судья

В условиях военной службы жизнь каждого военного человека, если он хочет быть настоящим военным, строится не только по уставам и наставлениям, но и по собственной совести. Потеря совести равносильна самому тяжкому преступлению. Именно этот вывод я сделал для себя после той глупой выходки против лейтенанта Дмитрия Зайцева и отныне всю жизнь буду искать возможность искупить свою вину перед ним.

15 октября 2012|Зайцев Василий Григорьевич

Собственная совесть — высший судья

В условиях военной службы жизнь каждого военного человека, если он хочет быть настоящим военным, строится не только по уставам и наставлениям, но и по собственной совести. Потеря совести равносильна самому тяжкому преступлению. Именно этот вывод я сделал для себя после той глупой выходки против лейтенанта Дмитрия Зайцева и отныне всю жизнь буду искать возможность искупить свою вину перед ним.

15 октября 2012|Зайцев Василий Григорьевич

Собственная совесть — высший судья

В условиях военной службы жизнь каждого военного человека, если он хочет быть настоящим военным, строится не только по уставам и наставлениям, но и по собственной совести. Потеря совести равносильна самому тяжкому преступлению. Именно этот вывод я сделал для себя после той глупой выходки против лейтенанта Дмитрия Зайцева и отныне всю жизнь буду искать возможность искупить свою вину перед ним.

15 октября 2012|Зайцев Василий Григорьевич

Собственная совесть — высший судья

В условиях военной службы жизнь каждого военного человека, если он хочет быть настоящим военным, строится не только по уставам и наставлениям, но и по собственной совести. Потеря совести равносильна самому тяжкому преступлению. Именно этот вывод я сделал для себя после той глупой выходки против лейтенанта Дмитрия Зайцева и отныне всю жизнь буду искать возможность искупить свою вину перед ним.

15 октября 2012|Зайцев Василий Григорьевич

Война определила жизнь Европы на десятилетия

Когда же объединилась Германия, вся молодёжь, которая до этого была устроена, она вдруг стала безработной, потому что фабрики закрылись: они производили вещи, которые никому не были нужны. Когда есть открытый западный рынок, то покупается то, что качественно. Поэтому огромная безработица, и на этом фоне появляются вот такие группы. Их раздражают, скажем, какие-то привилегии, которые имеют другие люди, в том числе многие приезжие из других стран.

12 октября 2012|Марк Арндт, архиепископ Берлинско-Германский и Великобританский (РПЦЗ) записала Алешина Татьяна

Война определила жизнь Европы на десятилетия

Когда же объединилась Германия, вся молодёжь, которая до этого была устроена, она вдруг стала безработной, потому что фабрики закрылись: они производили вещи, которые никому не были нужны. Когда есть открытый западный рынок, то покупается то, что качественно. Поэтому огромная безработица, и на этом фоне появляются вот такие группы. Их раздражают, скажем, какие-то привилегии, которые имеют другие люди, в том числе многие приезжие из других стран.

12 октября 2012|Марк Арндт, архиепископ Берлинско-Германский и Великобританский (РПЦЗ) записала Алешина Татьяна

Война определила жизнь Европы на десятилетия

Когда же объединилась Германия, вся молодёжь, которая до этого была устроена, она вдруг стала безработной, потому что фабрики закрылись: они производили вещи, которые никому не были нужны. Когда есть открытый западный рынок, то покупается то, что качественно. Поэтому огромная безработица, и на этом фоне появляются вот такие группы. Их раздражают, скажем, какие-то привилегии, которые имеют другие люди, в том числе многие приезжие из других стран.

12 октября 2012|Марк Арндт, архиепископ Берлинско-Германский и Великобританский (РПЦЗ) записала Алешина Татьяна

Война определила жизнь Европы на десятилетия

Когда же объединилась Германия, вся молодёжь, которая до этого была устроена, она вдруг стала безработной, потому что фабрики закрылись: они производили вещи, которые никому не были нужны. Когда есть открытый западный рынок, то покупается то, что качественно. Поэтому огромная безработица, и на этом фоне появляются вот такие группы. Их раздражают, скажем, какие-то привилегии, которые имеют другие люди, в том числе многие приезжие из других стран.

12 октября 2012|Марк Арндт, архиепископ Берлинско-Германский и Великобританский (РПЦЗ) записала Алешина Татьяна

Война определила жизнь Европы на десятилетия

Когда же объединилась Германия, вся молодёжь, которая до этого была устроена, она вдруг стала безработной, потому что фабрики закрылись: они производили вещи, которые никому не были нужны. Когда есть открытый западный рынок, то покупается то, что качественно. Поэтому огромная безработица, и на этом фоне появляются вот такие группы. Их раздражают, скажем, какие-то привилегии, которые имеют другие люди, в том числе многие приезжие из других стран.

12 октября 2012|Марк Арндт, архиепископ Берлинско-Германский и Великобританский (РПЦЗ) записала Алешина Татьяна

Как псковичи помогали пленным

Об ужасном положении пленных знали все жители Пскова. Многие старались им помочь. С одной стороны, это было строжай­ше запрещено немцами, а с другой стороны, бывало, что и часовые, и их начальство смотрели на эту помощь сквозь пальцы. Моя буду­щая жена иногда варила суп и отвозила его в лагерь. Многие ее знакомые тоже старались из своего скудного пайка поделиться хлебом с пленными.

10 октября 2012|Полчанинов Ростислав Владимирович

Как псковичи помогали пленным

Об ужасном положении пленных знали все жители Пскова. Многие старались им помочь. С одной стороны, это было строжай­ше запрещено немцами, а с другой стороны, бывало, что и часовые, и их начальство смотрели на эту помощь сквозь пальцы. Моя буду­щая жена иногда варила суп и отвозила его в лагерь. Многие ее знакомые тоже старались из своего скудного пайка поделиться хлебом с пленными.

10 октября 2012|Полчанинов Ростислав Владимирович

Как псковичи помогали пленным

Об ужасном положении пленных знали все жители Пскова. Многие старались им помочь. С одной стороны, это было строжай­ше запрещено немцами, а с другой стороны, бывало, что и часовые, и их начальство смотрели на эту помощь сквозь пальцы. Моя буду­щая жена иногда варила суп и отвозила его в лагерь. Многие ее знакомые тоже старались из своего скудного пайка поделиться хлебом с пленными.

10 октября 2012|Полчанинов Ростислав Владимирович

Ремень спас мне жизнь

Меня положили на живот и пытались перевязать рану. У санинструктора почему-то дрожали руки, и мускулы лица нервно дергались. Я видел как раненые кто ползком, кто как мог, пытались уйти из этого хоть плохого, но убежища и только лежащие стонали. Не знаю обстановка или какие другие силы подействовали на меня, но я не думая, что делаю, засунул руку под бинты повязки, шел только третий виток бинта повязки, и сорвал ее без труда, сказав своим сержантам – как можно скорее уходим отсюда.

5 октября 2012|Кошкадаев Валентин Дмитриевич, командир пулеметной роты

Ремень спас мне жизнь

Меня положили на живот и пытались перевязать рану. У санинструктора почему-то дрожали руки, и мускулы лица нервно дергались. Я видел как раненые кто ползком, кто как мог, пытались уйти из этого хоть плохого, но убежища и только лежащие стонали. Не знаю обстановка или какие другие силы подействовали на меня, но я не думая, что делаю, засунул руку под бинты повязки, шел только третий виток бинта повязки, и сорвал ее без труда, сказав своим сержантам – как можно скорее уходим отсюда.

5 октября 2012|Кошкадаев Валентин Дмитриевич, командир пулеметной роты

Ремень спас мне жизнь

Меня положили на живот и пытались перевязать рану. У санинструктора почему-то дрожали руки, и мускулы лица нервно дергались. Я видел как раненые кто ползком, кто как мог, пытались уйти из этого хоть плохого, но убежища и только лежащие стонали. Не знаю обстановка или какие другие силы подействовали на меня, но я не думая, что делаю, засунул руку под бинты повязки, шел только третий виток бинта повязки, и сорвал ее без труда, сказав своим сержантам – как можно скорее уходим отсюда.

5 октября 2012|Кошкадаев Валентин Дмитриевич, командир пулеметной роты

Ремень спас мне жизнь

Меня положили на живот и пытались перевязать рану. У санинструктора почему-то дрожали руки, и мускулы лица нервно дергались. Я видел как раненые кто ползком, кто как мог, пытались уйти из этого хоть плохого, но убежища и только лежащие стонали. Не знаю обстановка или какие другие силы подействовали на меня, но я не думая, что делаю, засунул руку под бинты повязки, шел только третий виток бинта повязки, и сорвал ее без труда, сказав своим сержантам – как можно скорее уходим отсюда.

5 октября 2012|Кошкадаев Валентин Дмитриевич, командир пулеметной роты

Жили одной семьей

Исчезали из отоваривания один продукт за другим крупы, сахар, растительное масло. Где-то к ноябрю остался один только хлеб. 125 граммов хлеба и всё, на целый день. К счастью, наша семья сумела быть вместе и помогать друг другу. Каждый день две наши женщины шли вместе за хлебом. Очень часто приходилось стоять в очереди очень долго, так как хлеб привозили далеко не всегда в одно и то же время. Стояли, сменяя друг друга, чтобы погреться.

3 октября 2012|Дыгина Маргарита Сергеевна

Жили одной семьей

Исчезали из отоваривания один продукт за другим крупы, сахар, растительное масло. Где-то к ноябрю остался один только хлеб. 125 граммов хлеба и всё, на целый день. К счастью, наша семья сумела быть вместе и помогать друг другу. Каждый день две наши женщины шли вместе за хлебом. Очень часто приходилось стоять в очереди очень долго, так как хлеб привозили далеко не всегда в одно и то же время. Стояли, сменяя друг друга, чтобы погреться.

3 октября 2012|Дыгина Маргарита Сергеевна

Жили одной семьей

Исчезали из отоваривания один продукт за другим крупы, сахар, растительное масло. Где-то к ноябрю остался один только хлеб. 125 граммов хлеба и всё, на целый день. К счастью, наша семья сумела быть вместе и помогать друг другу. Каждый день две наши женщины шли вместе за хлебом. Очень часто приходилось стоять в очереди очень долго, так как хлеб привозили далеко не всегда в одно и то же время. Стояли, сменяя друг друга, чтобы погреться.

3 октября 2012|Дыгина Маргарита Сергеевна