О.П. Кирсанова

Я хочу написать, что помню о войне. Когда началась война, мне было семь лет. Мы жили недалеко от Ленинграда: стан­ция Корнево, Всеволожский район, Ириновское направле­ние. Семья наша до войны была — восемь человек. Когда кончи­лась война — осталось трое.

Фотоархив

Страх — врожденная защитная функция нашего орга­низма. С этим задатком человек приходит в армию, ста­новится солдатом. Жизнь сложна, а человеческая пси­хика индивидуальна. Не все смелыми и решительными пришли на фронт, но сама боевая обстановка наклады­вала отпечаток, и они, как правило, ими становились. Каждого из нас с рождения окружал коллектив — семья, школа, соседи, товарищи по работе или учебе — и, на­конец, мы вливались в армейскую жизнь, с ее строги­ми, но разумными устоями воспитания и становления воина.

31 октября 2008
|

Для солдат было интересно наблюдать, как я восторженно реагировал на их действия при вручении мне немецкого креста или медали. При раздаче каши всегда один котелок был предназначен для меня. Уже по тому факту, что кашу накладывали в лишний котелок, я догадывался, что он предназначен для меня, значит, меня будут «награждать» крестом или медалью. С одной стороны, мне было приятно, что солдаты «вручали» мне крест или медаль, но съесть полный котелок каши для меня было не так-то просто.

В Дебрецене подъехал к нашему подразделению генерал армии Малиновский и сказал: «Мастера, если до Будапешта вся техника дойдет в рабочем состоянии, всех награжу Красной Звездочкой». До Будапешта все машины ЗИЛ принудительно были оснащены шатунами с заливкой баббитом Б-80. Поэтому автомашины выходили из строя только в случае прямого попадания в них снаряда или мины, но мы эти машины восстанавливали довольно успешно и в сжатые сроки.

В Дебрецене подъехал к нашему подразделению генерал армии Малиновский и сказал: «Мастера, если до Будапешта вся техника дойдет в рабочем состоянии, всех награжу Красной Звездочкой». До Будапешта все машины ЗИЛ принудительно были оснащены шатунами с заливкой баббитом Б-80. Поэтому автомашины выходили из строя только в случае прямого попадания в них снаряда или мины, но мы эти машины восстанавливали довольно успешно и в сжатые сроки.

В Дебрецене подъехал к нашему подразделению генерал армии Малиновский и сказал: «Мастера, если до Будапешта вся техника дойдет в рабочем состоянии, всех награжу Красной Звездочкой». До Будапешта все машины ЗИЛ принудительно были оснащены шатунами с заливкой баббитом Б-80. Поэтому автомашины выходили из строя только в случае прямого попадания в них снаряда или мины, но мы эти машины восстанавливали довольно успешно и в сжатые сроки.

Вчера утром неожиданно для всех пришел приказ об отправке. Теперь никто не хотел этому верить, когда нас собрали. Но это так. День прошел в обмундировке. Наконец пришло то, чего я ожидал, и я твердо верю, что еще придет. Наступает более труд­ное, но лучшее (если это подходящее выражение) время. Теперь предстоит показать: мужчина ты или трус. Я надеюсь, что это переживание будет для меня приобретением на всю жизнь; я стану более зрелым.

22 октября 2008
|
немецкий солдат 10-й роты пехотного полка

Вчера утром неожиданно для всех пришел приказ об отправке. Теперь никто не хотел этому верить, когда нас собрали. Но это так. День прошел в обмундировке. Наконец пришло то, чего я ожидал, и я твердо верю, что еще придет. Наступает более труд­ное, но лучшее (если это подходящее выражение) время. Теперь предстоит показать: мужчина ты или трус. Я надеюсь, что это переживание будет для меня приобретением на всю жизнь; я стану более зрелым.

22 октября 2008
|
немецкий солдат 10-й роты пехотного полка

Вчера утром неожиданно для всех пришел приказ об отправке. Теперь никто не хотел этому верить, когда нас собрали. Но это так. День прошел в обмундировке. Наконец пришло то, чего я ожидал, и я твердо верю, что еще придет. Наступает более труд­ное, но лучшее (если это подходящее выражение) время. Теперь предстоит показать: мужчина ты или трус. Я надеюсь, что это переживание будет для меня приобретением на всю жизнь; я стану более зрелым.

22 октября 2008
|
немецкий солдат 10-й роты пехотного полка

Вчера утром неожиданно для всех пришел приказ об отправке. Теперь никто не хотел этому верить, когда нас собрали. Но это так. День прошел в обмундировке. Наконец пришло то, чего я ожидал, и я твердо верю, что еще придет. Наступает более труд­ное, но лучшее (если это подходящее выражение) время. Теперь предстоит показать: мужчина ты или трус. Я надеюсь, что это переживание будет для меня приобретением на всю жизнь; я стану более зрелым.

22 октября 2008
|
немецкий солдат 10-й роты пехотного полка

митрополит Николай (Ярушевич)

“Имеются достоверные сведения, что Преосвященный Митрополит Экзарх западных областей Украины и Белоруссии Николай, вынужденный покинуть свою главную квартиру в Луцке, не пожелал оставаться праздным в столь ответственное время. Переезжая с место на место в прифронтовой полосе, он своим богослужением и архипастырским словом неустанно поддерживает дух местного населения на должной высоте, что в свою очередь дает нравственную опору и нашей сражающейся Красной Армии”.

20 октября 2008
|

Я с удивлением оглядываю бойцов. Нет, удивление — не то слово. Трудно солдату проговорить «нет», когда ему предлагают папиросу. Но мои солдаты отказались. Я их муштровал, был беспощаден, лишал отдыха, не давал подчиниться усталости, не позволял бежать от пуль, а они… Они сейчас не хотели лишить меня хотя бы одной папиросы.

17 октября 2008
|

Из санпропускника я попал в операционную, в которой было несколько операционных столов. Мне дали эфирный наркоз. Я закашлялся. Погружаясь в глубокую дрему, я еще почувствовал, как хирург делал надрез на животе, услышал, словно откуда–то издалека, что он что–то озабоченно сказал своим ассистентам и потом как–то враз провалился в какую–то глухую бездну, и больше уже ничего не чувствовал и не слышал.

Развилось и своеобразное блокадное воровство. Мальчишки, особенно страдавшие от голода (подросткам нужно больше пищи), бросались на хлеб и сразу начинали его есть. Они не пытались убежать: только бы съесть побольше, пока не отняли. Они заранее поднимали воротники, ожидая побоев, ложились на хлеб и ели, ели, ели. А на лестницах домов ожидали другие воры и у ослабевших отнимали продукты, карточки, паспорта.

Развилось и своеобразное блокадное воровство. Мальчишки, особенно страдавшие от голода (подросткам нужно больше пищи), бросались на хлеб и сразу начинали его есть. Они не пытались убежать: только бы съесть побольше, пока не отняли. Они заранее поднимали воротники, ожидая побоев, ложились на хлеб и ели, ели, ели. А на лестницах домов ожидали другие воры и у ослабевших отнимали продукты, карточки, паспорта.

Развилось и своеобразное блокадное воровство. Мальчишки, особенно страдавшие от голода (подросткам нужно больше пищи), бросались на хлеб и сразу начинали его есть. Они не пытались убежать: только бы съесть побольше, пока не отняли. Они заранее поднимали воротники, ожидая побоев, ложились на хлеб и ели, ели, ели. А на лестницах домов ожидали другие воры и у ослабевших отнимали продукты, карточки, паспорта.

В один из дней начала октября было получено задание нанести бомбовый удар по причалам и кораблям в порту Мемель. Как обычно, когда мы с командиром, получив на КП задание, подошли на свою стоянку, подготовка нашей 421-й боевой машины была закончена. Приняв доклад правого летчика Коли Быкова, командир приказал всем членам экипажа приступить к предполетному осмотру рабочих мест, вооружения и оборудования.

Н.А. Сбытов

5 октября на рассвете разведчики доносят: по Варшавскому шоссе, примерно в 50 км от города, безусловно, в нашем тылу, двумя колоннами идут немецкие танки и пехота. Информация исключительно важная, поэтому нуждается в тщательной проверке. Был у меня такой майор Карпенко, инспектор по технике пилотирования, человек исключительно храбрый. Посылаю перепроверить.

Нежданно-негаданно я в помятой окопной шинели, в солдатских сапогах оказался в Ленинградской филармонии. Рядом со мной сидела девушка в тем­ном зимнем пальто с потертым лисьим воротником. Из-под мужской ушанки выглядывали волнистые черные косы. На бледном, без единой кровинки, лице светились карие глаза.

3 октября 2008
|

Нежданно-негаданно я в помятой окопной шинели, в солдатских сапогах оказался в Ленинградской филармонии. Рядом со мной сидела девушка в тем­ном зимнем пальто с потертым лисьим воротником. Из-под мужской ушанки выглядывали волнистые черные косы. На бледном, без единой кровинки, лице светились карие глаза.

3 октября 2008
|

Log in