Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий)

В июне 1943 года в жизни Святителя совпали две даты — двадцатилетие со дня хиротонии во епископа и двадцать лет проведенных в тюрьмах и ссылках. Восстанавливая события тех лет в письме к старшему сыну, он объяснял: «Это начало того тернистого пути, который мне надлежало пройти. Но зато это был и путь славы у Бога».

13 января 2010
|
Фотоархив

Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий)

В июне 1943 года в жизни Святителя совпали две даты — двадцатилетие со дня хиротонии во епископа и двадцать лет проведенных в тюрьмах и ссылках. Восстанавливая события тех лет в письме к старшему сыну, он объяснял: «Это начало того тернистого пути, который мне надлежало пройти. Но зато это был и путь славы у Бога».

13 января 2010
|

В связи с началом Великой отечественной войны, наблюдается спад количе­ства заключенных, который связан в первую очередь с необыкновенно высокой смертностью. В 1942 году из 1 777 043 заключенных умерло 352 560 человек, т.е. от голода, холода и лишений умирал каждый пятый. «Кто в войну в лагере не сидел, тот лагеря не знает», — говорили страдальцы, пережившие эти нечеловеческие испытания. По окончании войны лагеря снова стали интенсивно наполняться.

Кажется, на этом собрании вместо довольно молодого председателя колхоза, которого забрали в армию, председателем выбрали совсем пожилого мужчину по прозвищу Степан Трубка. Так его прозвали в деревне за то, что он всегда курил большую трубку. Он был очень добрый и справедливый человек, и мама рассказывала, что в конце 1942 г. Степан распорядился выдать колхозникам по 300 г. зерна на трудодень. Узнав об этом, партийное районное начальство отдало его под суд.

К участию в конкурсе проектов «Молодежь – юбилею Великой Победы» приглашены ученики старших классов и студенты. Цель конкурса – привлечение молодежи к активному участию и созданию молодежных традиций празднования Дня Победы. Конкурсные работы принимаются с 10 января по 1 марта 2010 года. Уточнить детали можно по адресу vbuhvalov@inbox.lv

8 января 2010
|

От имени всем нам родной матери — Русской Церкви посылаю рождественский привет и вам, возлюбленные о Христе братие и сестры, до сих пор «седящие во тьме и сени смертней» фашистского нашествия. Тяжек фашистский плен, но «с нами Бог!» Потерпите еще немного, уже меньше того, что вы терпели, «и снова свет воссияет на вы» (Ис. 9, 2). Улетит злая саранча, объедающая вашу землю.

Сочельник, канун Рождества, был в нашей семье всегда двойным празд­ником. В этот день мама всегда ставила для нас детей елку, даже до 1937 г., когда сама покупка елки была под запретом. Елку мама отправля­лась покупать в полной темноте на Сенном рынке. Елку продавали разре­занной на части в мешке, дома ее связывали.

6 января 2010
|

Сочельник, канун Рождества, был в нашей семье всегда двойным празд­ником. В этот день мама всегда ставила для нас детей елку, даже до 1937 г., когда сама покупка елки была под запретом. Елку мама отправля­лась покупать в полной темноте на Сенном рынке. Елку продавали разре­занной на части в мешке, дома ее связывали.

6 января 2010
|

Сочельник, канун Рождества, был в нашей семье всегда двойным празд­ником. В этот день мама всегда ставила для нас детей елку, даже до 1937 г., когда сама покупка елки была под запретом. Елку мама отправля­лась покупать в полной темноте на Сенном рынке. Елку продавали разре­занной на части в мешке, дома ее связывали.

6 января 2010
|

Сочельник, канун Рождества, был в нашей семье всегда двойным празд­ником. В этот день мама всегда ставила для нас детей елку, даже до 1937 г., когда сама покупка елки была под запретом. Елку мама отправля­лась покупать в полной темноте на Сенном рынке. Елку продавали разре­занной на части в мешке, дома ее связывали.

6 января 2010
|

1 января 1942 года.Сегодня новогодний подарок: мы заняли Калугу и Новые Кириши.
3 января.
Мама ходила на Кировский проспект к тете Лизе. Принесла пшеничный суп. Очень устала и весь вечер лежала…

4 января 2010
|

На столе лежало несколько кусочков только что полученного хлеба напополам с какой-то трухой, студень, сваренный из клея, два кусочка сахара. На двух почти разломанных стульях — женщина и десятилетняя девочка. Они ждали, когда часы пробьют 12, чтобы приступить к нехитрой новогодней трапезе. Вдруг Девочка, что-то вспомнив, подбежала к своему шкафчику и извлекла из него пять кульков.

На столе лежало несколько кусочков только что полученного хлеба напополам с какой-то трухой, студень, сваренный из клея, два кусочка сахара. На двух почти разломанных стульях — женщина и десятилетняя девочка. Они ждали, когда часы пробьют 12, чтобы приступить к нехитрой новогодней трапезе. Вдруг Девочка, что-то вспомнив, подбежала к своему шкафчику и извлекла из него пять кульков.

На столе лежало несколько кусочков только что полученного хлеба напополам с какой-то трухой, студень, сваренный из клея, два кусочка сахара. На двух почти разломанных стульях — женщина и десятилетняя девочка. Они ждали, когда часы пробьют 12, чтобы приступить к нехитрой новогодней трапезе. Вдруг Девочка, что-то вспомнив, подбежала к своему шкафчику и извлекла из него пять кульков.

К Новому году на черном рынке килограмм хлеба стоил 600 руб­лей, черного хлеба конечно. Имелось в городе полдюжины рынков, где коробку папирос, ку­сочек блокадного эрзац-хлеба или грязный кусочек ржаного, а также банку кислой капусты можно было купить или выменять на одежду, часы, бриллианты и произведения искусства. Но хлеб стоил так до­рого, что немногие ленинградцы могли мечтать о нем.

К Новому году на черном рынке килограмм хлеба стоил 600 руб­лей, черного хлеба конечно. Имелось в городе полдюжины рынков, где коробку папирос, ку­сочек блокадного эрзац-хлеба или грязный кусочек ржаного, а также банку кислой капусты можно было купить или выменять на одежду, часы, бриллианты и произведения искусства. Но хлеб стоил так до­рого, что немногие ленинградцы могли мечтать о нем.

К Новому году на черном рынке килограмм хлеба стоил 600 руб­лей, черного хлеба конечно. Имелось в городе полдюжины рынков, где коробку папирос, ку­сочек блокадного эрзац-хлеба или грязный кусочек ржаного, а также банку кислой капусты можно было купить или выменять на одежду, часы, бриллианты и произведения искусства. Но хлеб стоил так до­рого, что немногие ленинградцы могли мечтать о нем.

По Ленинграду смерть метет,
Она теперь везде,
Как ветер.
Мы не встречаем Новый год –
Он в Ленинграде незаметен.

31 декабря 2009
|

По Ленинграду смерть метет,
Она теперь везде,
Как ветер.
Мы не встречаем Новый год –
Он в Ленинграде незаметен.

31 декабря 2009
|

По Ленинграду смерть метет,
Она теперь везде,
Как ветер.
Мы не встречаем Новый год –
Он в Ленинграде незаметен.

31 декабря 2009
|


Log in