Людмила Эльяшова

Когда я вижу их, красующихся в белые ночи, а тем более в праздники с факелами на вершинах, я не могу не вспомнить их совсем другими. В ту мозглую осеннюю ночь они высились темными силуэтами совсем рядом с нами и, казалось, помогали. Может ли быть страшно, когда они, такие величественные, всемирно известные, вот здесь, с нами. И будто они даже согревали нас в эту холоднющую, сырую ночь конца сентября сорок первого года.

Фотоархив

Людмила Эльяшова

Когда я вижу их, красующихся в белые ночи, а тем более в праздники с факелами на вершинах, я не могу не вспомнить их совсем другими. В ту мозглую осеннюю ночь они высились темными силуэтами совсем рядом с нами и, казалось, помогали. Может ли быть страшно, когда они, такие величественные, всемирно известные, вот здесь, с нами. И будто они даже согревали нас в эту холоднющую, сырую ночь конца сентября сорок первого года.

Людмила Эльяшова

Когда я вижу их, красующихся в белые ночи, а тем более в праздники с факелами на вершинах, я не могу не вспомнить их совсем другими. В ту мозглую осеннюю ночь они высились темными силуэтами совсем рядом с нами и, казалось, помогали. Может ли быть страшно, когда они, такие величественные, всемирно известные, вот здесь, с нами. И будто они даже согревали нас в эту холоднющую, сырую ночь конца сентября сорок первого года.

Людмила Эльяшова

Когда я вижу их, красующихся в белые ночи, а тем более в праздники с факелами на вершинах, я не могу не вспомнить их совсем другими. В ту мозглую осеннюю ночь они высились темными силуэтами совсем рядом с нами и, казалось, помогали. Может ли быть страшно, когда они, такие величественные, всемирно известные, вот здесь, с нами. И будто они даже согревали нас в эту холоднющую, сырую ночь конца сентября сорок первого года.

С.Н. Чернышёв

Очень строгий был в Москве паспортный режим, так просто приехать и жить без прописки было нельзя. Настал возраст получать мне паспорт. Я пришел, заполнил анкету в милиции, как и сейчас делается, сдал ее. Пришел за паспортом, а мне говорят: «У вас анкета неправильно заполнена». Снова подаю ее, прихожу второй раз за паспортом, мне снова: «Нет, у вас фотография на паспорт не годится». Там то ли тень какая-то, то ли точка, то ли что-то еще. Я иду опять фотографируюсь, прихожу уже в третий раз.

С.Н. Чернышёв

Очень строгий был в Москве паспортный режим, так просто приехать и жить без прописки было нельзя. Настал возраст получать мне паспорт. Я пришел, заполнил анкету в милиции, как и сейчас делается, сдал ее. Пришел за паспортом, а мне говорят: «У вас анкета неправильно заполнена». Снова подаю ее, прихожу второй раз за паспортом, мне снова: «Нет, у вас фотография на паспорт не годится». Там то ли тень какая-то, то ли точка, то ли что-то еще. Я иду опять фотографируюсь, прихожу уже в третий раз.

С.Н. Чернышёв

Очень строгий был в Москве паспортный режим, так просто приехать и жить без прописки было нельзя. Настал возраст получать мне паспорт. Я пришел, заполнил анкету в милиции, как и сейчас делается, сдал ее. Пришел за паспортом, а мне говорят: «У вас анкета неправильно заполнена». Снова подаю ее, прихожу второй раз за паспортом, мне снова: «Нет, у вас фотография на паспорт не годится». Там то ли тень какая-то, то ли точка, то ли что-то еще. Я иду опять фотографируюсь, прихожу уже в третий раз.

С.Н. Чернышёв

Очень строгий был в Москве паспортный режим, так просто приехать и жить без прописки было нельзя. Настал возраст получать мне паспорт. Я пришел, заполнил анкету в милиции, как и сейчас делается, сдал ее. Пришел за паспортом, а мне говорят: «У вас анкета неправильно заполнена». Снова подаю ее, прихожу второй раз за паспортом, мне снова: «Нет, у вас фотография на паспорт не годится». Там то ли тень какая-то, то ли точка, то ли что-то еще. Я иду опять фотографируюсь, прихожу уже в третий раз.

С.Н. Чернышёв

Очень строгий был в Москве паспортный режим, так просто приехать и жить без прописки было нельзя. Настал возраст получать мне паспорт. Я пришел, заполнил анкету в милиции, как и сейчас делается, сдал ее. Пришел за паспортом, а мне говорят: «У вас анкета неправильно заполнена». Снова подаю ее, прихожу второй раз за паспортом, мне снова: «Нет, у вас фотография на паспорт не годится». Там то ли тень какая-то, то ли точка, то ли что-то еще. Я иду опять фотографируюсь, прихожу уже в третий раз.

С.Н. Чернышёв

Отец был арестован 16 декабря 1941-го года в Москве, когда немцы были под Москвой. Как художник, в советское время писать вождей он не мог, потому что это был человек верующий и простой, как я сказал, безыскусный. Какую-то лесть к власть предержащим проявлять на холсте он не мог, писать рабочих с красными знаменами на демонстрации тоже не мог, потому что взгляды были другими. Он дружил со своими старыми друзьями, большинство из которых стали священниками.

С.Н. Чернышёв

Отец был арестован 16 декабря 1941-го года в Москве, когда немцы были под Москвой. Как художник, в советское время писать вождей он не мог, потому что это был человек верующий и простой, как я сказал, безыскусный. Какую-то лесть к власть предержащим проявлять на холсте он не мог, писать рабочих с красными знаменами на демонстрации тоже не мог, потому что взгляды были другими. Он дружил со своими старыми друзьями, большинство из которых стали священниками.

С.Н. Чернышёв

Отец был арестован 16 декабря 1941-го года в Москве, когда немцы были под Москвой. Как художник, в советское время писать вождей он не мог, потому что это был человек верующий и простой, как я сказал, безыскусный. Какую-то лесть к власть предержащим проявлять на холсте он не мог, писать рабочих с красными знаменами на демонстрации тоже не мог, потому что взгляды были другими. Он дружил со своими старыми друзьями, большинство из которых стали священниками.

С.Н. Чернышёв

Отец был арестован 16 декабря 1941-го года в Москве, когда немцы были под Москвой. Как художник, в советское время писать вождей он не мог, потому что это был человек верующий и простой, как я сказал, безыскусный. Какую-то лесть к власть предержащим проявлять на холсте он не мог, писать рабочих с красными знаменами на демонстрации тоже не мог, потому что взгляды были другими. Он дружил со своими старыми друзьями, большинство из которых стали священниками.

С.Н. Чернышёв

Отец был арестован 16 декабря 1941-го года в Москве, когда немцы были под Москвой. Как художник, в советское время писать вождей он не мог, потому что это был человек верующий и простой, как я сказал, безыскусный. Какую-то лесть к власть предержащим проявлять на холсте он не мог, писать рабочих с красными знаменами на демонстрации тоже не мог, потому что взгляды были другими. Он дружил со своими старыми друзьями, большинство из которых стали священниками.

С.Н. Чернышёв

Отец был арестован 16 декабря 1941-го года в Москве, когда немцы были под Москвой. Как художник, в советское время писать вождей он не мог, потому что это был человек верующий и простой, как я сказал, безыскусный. Какую-то лесть к власть предержащим проявлять на холсте он не мог, писать рабочих с красными знаменами на демонстрации тоже не мог, потому что взгляды были другими. Он дружил со своими старыми друзьями, большинство из которых стали священниками.

1 сентября после годичного перерыва открылись школы, и я поступил в 3-й класс, минуя 2-й, который пропустил в прошлом году. После занятий в школе нам почти каждый день поручали собирать на газонах Большого проспекта дубовые и кленовые листья. Затем взрослые упаковывали их в мешки и отвозили на табачную фабрику им. Урицкого. На фабрике не хватало табака и собранные нами дубовые и кленовые листья шли для подмешивания в табак.

1 сентября после годичного перерыва открылись школы, и я поступил в 3-й класс, минуя 2-й, который пропустил в прошлом году. После занятий в школе нам почти каждый день поручали собирать на газонах Большого проспекта дубовые и кленовые листья. Затем взрослые упаковывали их в мешки и отвозили на табачную фабрику им. Урицкого. На фабрике не хватало табака и собранные нами дубовые и кленовые листья шли для подмешивания в табак.

1 сентября после годичного перерыва открылись школы, и я поступил в 3-й класс, минуя 2-й, который пропустил в прошлом году. После занятий в школе нам почти каждый день поручали собирать на газонах Большого проспекта дубовые и кленовые листья. Затем взрослые упаковывали их в мешки и отвозили на табачную фабрику им. Урицкого. На фабрике не хватало табака и собранные нами дубовые и кленовые листья шли для подмешивания в табак.

Н.Груздева

Когда мы впервые вошли в нашу темную квартиру, мама со слезами на глазах стала меня спрашивать: «Ты дедушку помнишь, помнишь?» Я ничего не помнила из «до войны». В комнате дедушка заклеил окна крест накрест полосками, вырезанными из газет, и стекла в них не разбились.

Н.Груздева

Когда мы впервые вошли в нашу темную квартиру, мама со слезами на глазах стала меня спрашивать: «Ты дедушку помнишь, помнишь?» Я ничего не помнила из «до войны». В комнате дедушка заклеил окна крест накрест полосками, вырезанными из газет, и стекла в них не разбились.


Log in